Продолжение темы о национальной лесной политике

В июне с.г. в «Лесной Газете» (№48), а также на сайтах Лесного форума Гринпис (http://forestforum.ru/), Рослесхоза и СПбНИИЛХ (http://www.spb-niilh.ru/scientific-activities/discussion/nacionalnaya-lesnaya-politika-rossii-avtor-shutov-iv-zhigunov-av) была опубликована наша статья о национальной лесной политике России (А.В.Жигунов, И.В.Шутов «Предложения к проекту «Национальная (государственная) лесная политика России в условиях становления социально-ориентированной рыночной экономики»).

Почти сразу на сайте Лесного форума появились отклики. Спасибо всем, кто их прислал. Ниже даны ответы на некоторые из полученных сообщений.

Сообщение 428, Москва – Калуга.

В нем, в частности, сказано, что используемый нами термин «хищнические рубки» имеет «до безобразия размытое определение».

Не согласны. Уже давно (еще в позапрошлом столетии) именно хищническими называли такие рубки, в результате которых в конкретных лесных дачах (хозяйственных частях лесничеств) становилось невозможным постоянное и неистощительное пользование лесом. Диагностировать такие рубки не сложно – по цифрам, характеризующим былую и будущую (прогнозируемую) динамику объемов и товарной структуры лесоотпуска.

Такой способ диагноза хищнических рубок надежно работает только в том случае, если его используют не в отношение обширных и неоднородных территорий (например для тех или иных административных образований), но обязательно – следуя рекомендациям М.М. Орлова – для каждой лесной дачи (хозчасти) лесничества с относительно однородными лесорастительными и социально-экономическими условиями.

Практикуемая сегодня подмена вышеназванной рекомендации М.М. Орлова путем осуществления расчетов якобы постоянных объемов лесоотпуска для обширных и неоднородных внутри себя лесничеств есть ни что иное, как способ сокрытия факта хищнических рубок. Почему? Потому что данная «ловкость рук» гарантирует – путем смешения того, что смешивать нельзя, – получение цифр о наличии в стране, ее регионах и лесничествах огромных неосвоенных расчетных лесосек, и вместе с тем, – как бы по закону – позволяет оставлять «дрянники» и вырубать лучшие леса с высокой товарной ценностью.

О том, что указанное может произойти, проф. М.М.Орлов предупреждал органы власти еще в 1924 г. Но его предупреждению не вняли ни тогда, ни потом.

В том же сообщении 428 (Москва-Калуга) его автор так оценивает высказанное в нашей статье предложение восстановить в России ее государственное лесоустройство: «Хуже предложение представить страшно». И далее: «Наука хочет подыграть на руку Рослесинфоргу и начисто убить конкуренцию».

Отвечаем на эту реплику.

В нашей статье слово «Рослесинфорг» не присутствует. Изобретенный нелесоводами «Рослесинфорг» не ориентирован на выдачу лесничим и лесопользователям той информации, которая им необходима. Более того, остается вообще неизвестным, кому именно из активно действующих в лесах людей нужно то, что «Рослесинфорг» намерен выдавать.

С нашей точки зрения, «Рослесинфорг» похож на классическое русское лесоустройство примерно в той же степени, как отделенная часть тела похожа на целое существо.

Вместо названной имитации целого, мы настойчиво предлагаем восстановить в России ее классическое лесоустройство, помочь ему в оснащении современным инструментарием и обязать выполнять то, что было задано еще М.М. Орловым и его учителями.

Для тех, кто не знает или успел забыть, напоминаем, что в итоге проведенного лесоустройства (или ревизии ранее выполненного лесоустройства) собственник лесов и его лесничие, а также лесопользователи получали (и должны впредь получать):

  • данные повыдельной таксации древостоев,
  • подготовленные на основе этих данных результаты инвентаризации лесов в каждой хозчасти лесничества,
  • комплект картографических материалов,
  • «привязанные» к конкретным объектам и площадям, расчетные цены на древесину на корню,
  • оценку предыдущей хозяйственной деятельности,
  • экономически обоснованный долгосрочный план дальнейшей хозяйственной деятельности в лесничестве и в его хоздачах.

Автор сообщения 428 напоминает нам о во-истину, о золотых словах М.М.Орлова о том, что лесоустройство без лесоуправления мертво, а лесоуправление без лесоустройства слепо. К этому сегодня надо еще добавить, что без лесоустройства слепыми в России оказались не только лесничие и заготовители древесины, но и само государство как собственник лесов. Поэтому мы говорим и повторяем, что в законе о национальной лесной политике непременно должно быть предусмотрено восстановление нашего классического лесоустройства в его полноценном виде.

Далее скажем о том, кто может и должен выполнять весь комплекс лесоустроительных работ?

Сегодня в духе действующего Лесного кодекса широко пропагандируется предложение поручать устройство лесов различным коммерческим структурам, финансируемым заготовителями древесины. Более того, указанное уже стало реальностью. Только вот целью работы новых «лесоустроителей» оказалось не устройство лесов, а всего лишь поиск имеющих товарную ценность древостоев и оформление их в нужных инстанциях в ту или иную рубку – сплошную, выборочную, проходную, санитарную и пр. Названия рубок в новой ситуации имеют небольшое значение. Главное – найти и вырубить то, что сегодня можно с выгодой продать.

Можно ли противостоять вышеназванному беспределу?

Мы отвечаем: да. И полагаем, что одним из условий этого является восстановление в стране независимых от «лесного бизнеса» и местных чиновников полноценных государственных лесоустроительных предприятий, в штате которых работают ответственные высококвалифицированные лесоводы, а также помогающие им экономисты, экологи и люди других профессий.

Сообщение 3206, из Подольска.

В нем отрицается уже сами возможность рассматривать лесничего как хозяина вверенных ему собственником лесов (точнее, как управляющего хозяйственной деятельностью в этих лесах). Автор сообщения предлагает не смешивать понятия «хозяйственник», «контролер» и «служащий».

На эту реплику мы даем следующий ответ.

Деятельность лесничего (как любого иного управляющего вверенным ему предприятием с дорогостоящим имуществом) должна оперативно контролироваться другой, не зависимой от него структурой собственника.
В аспекте ретроспективы, оценку работы лесничества (и лесничего!) должны давать лесоустроители, имеющие возможность использовать для этого разные объективные данные. Важнейшими из них были и должны впредь быть выявленные изменения в динамике характеристик лесов и в размерах получаемого лесного дохода.

Далее, как об очень важном, мы считаем нужным сказать о том, что нельзя низводить лесничего (по кругу его должностных обязанностей) всего лишь к выполнению функций контролера за деятельностью заготовителей древесины и иных лесопользователей, а также функций бюрократической шестерни, передающей и получающей информацию «сверху вниз» и «снизу вверх».

Работа лесничего не менее сложная и трудная, чем работа управляющего крупным предприятием. С учетом этого, соответствующим должен быт и его статус, и уважительное отношение со стороны вышестоящих структур лесного хозяйства и органов местной власти.

Последние, по нашему мнению, не должны иметь права ревизовать или отменять решение лесничего.
Учитывая почти бесконечную сложность живых лесов как объектов хозяйственной деятельности, в будущем законе о лесной политике (а также и в иных нормативных актах) государственный лесничий должен быть наделен не только оговоренными обязанностями и правами, но еще определенной «свободой воли» позволяющей ему в конкретных случаях реализовать не рутинные, а свои более эффективные в данном случае решения.

Сообщение 282. Его авторы (Грешников и Барболин) полагают, что оценивать результаты хозяйственной деятельности в лесах за предшествующий период надо, в первую очередь, по изменениям характеристик лесов.

Это совершенно верно. Однако поступать так можно (нужно!) обязательно в отношении каждой хозяйственной части лесничества (т.е. относительно однородной по лесорастительным и социально-экономическим условиям территории). Если поступать иначе, т.е. если «взвешивать» изменения характеристик лесов на гигантских территориях с широко варьирующими характеристиками древостоев по их экономической доступности и иным показателям, мы непременно продолжим получать привычную извращенную «статистику». Ее суть: лесов в стране и в ее крупных таежных регионах много, их характеристики остаются в целом относительно стабильными, а вот вести заготовку древесины, приносящую высокий доход и прибыль, почему-то негде.

Сообщение 73. Автор ПГВ.

Автор спрашивает: известны ли страны, в которых государство ведет успешную хозяйственную деятельность в тех лесах, которые находятся в собственности самого государства.

Отвечаем: да. Таких стран много. Например: Белоруссия, Литва, Финляндия и др. В нашем прошлом было такое и в России. Подробнее об этом рассказано, например, в следующих книгах:
– Двухсотлетие учреждения Лесного Департамента, 1798-1998. Два тома (252 и 243 стр.). М., 1998.
– Результаты бывшего казенного лесного хозяйства к 1914 году. Авторы: Фаа