Сельхозпалы под контроль

Сельхозпалом принято называть контролируемое или неконтролируемое выжигание сухой травы или стерни на землях сельскохозяйственного назначения. Проблема палов сухой травы в нашей стране всегда была актуальной, но особую остроту она приобрела в последние два десятилетия, когда площадь заброшенных земель по официальным данным, достигла поражающих воображение размеров — свыше 48 млн. га.

Она превышает площадь таких стран, как Португалия, Венгрия, Греция и Болгария вместе взятых. Термин «заброшенные земли» совсем не означает, что они забыты. Эти, в прошлом пахотные земли, в настоящее время не востребованы и не участвуют в решении продовольственной проблемы страны. Они, как бы отдыхают, наращивая свою репродуктивную энергию, чтобы в будущем порадовать нас урожаями. Пока же необработанная земля каждый год зарастает травой и чертополохом, чтобы к весне они могли превратиться в травяную ветошь и сгореть в весенних сельхозпалах.

Земли, оказавшиеся на протяжении нескольких лет невостребованными, переходят в разряд резервации сорных растений, вредителей и возбудителей болезней. Перечень таких наиболее опасных вредных организмов включает в себя многоядных вредителей (саранчовые, луговой мотылёк, мышевидные грызуны), специализированных вредителей (клоп-черепашка, колорадский жук), болезни зерновых культур (мучнистая роса, бурая ржавчина, фузариоз колоса) и картофеля (фитофтороз). Огонь сельхозпалов является самой радикальной мерой борьбы с ними.

Многие считают, что сельхозпалы приводят к обеднению природных экосистем и потере их биологического разнообразия, но никаких доказательств в пользу этих аргументов не приводят. Домыслы противников сельхозпалов в том, что в долгосрочной перспективе выжигание травы ведет к снижению содержания в почве органического вещества, также ничем не подкреплены. По наблюдениям автора, в дернине идет непрерывный процесс отмирания старой корневой системы степных трав и, одновременно, процесс нарастания новой, что в конечном итоге увеличивает в почве запасы органического вещества (гумуса), а весеннее сжигание сухой травы лишь способствует быстрому высвобождению из нее элементов минерального питания и возвращению их в почву. Таким образом, сельхозпалы способствуют не снижению, а наоборот, повышению плодородия не только сельскохозяйственных земель, но и степей, в чем убеждены все, кто работает на земле. Густая зеленая трава, появляющаяся после сельхозпалов на пастбищных землях, обеспечивает кормами домашних животных и позволяет запастись ими на зиму. Рекордные урожаи зерновых и овощей, которые ежегодно получают, например фермеры Алтайского края на степных черноземах без всякого их удобрения, лишь подтверждают правоту наших суждений.

Синтез органического вещества, в нашем случае травянистой растительности, а затем его сгорание в сельхозпалах, является сущностью малого биологического круговорота в природе и всего почвообразовательного процесса. Это один из важнейших законов развития живой природы и никто не в силах ни отменить его, ни изменить. Поэтому, несмотря на строгие запреты, сельхозпалы были в прошлом, регулярно происходят в настоящем и по-видимому будут в будущем, так как горючий материал в виде сухой травы будет всегда, а источников его зажигания природного и антропогенного характера достаточно много.

Есть ли альтернатива сельхозпалам? Оказывается есть и она всерьёз рассматривается в правительстве. Как только сухая трава или стерня появятся из под снега, их надо тут же запахать в землю. Но достаточно вспомнить размер площади только заброшенных земель, чтобы отказаться от этого радикального предложения.

Были ли ранее полные запреты сельхозпалов? Да, были. Так, в 1973 году после знаменитых лесных пожаров 1972 года, новые правила пожарной безопасности в лесах СССР предусматривали уголовную ответственность за пуск весенних палов, угрожающих лесу. Хотя раньше, весной, пока в лесу был снег, палы пускали повсеместно, чтобы сжечь сухую травяную ветошь, и, тем самым, не только обеспечить условия для обильных всходов новой травы, но и уничтожить яйца и куколки многочисленных кровососущих насекомых. На следующий год после запрета сельхозпалов, пастбища и сенокосы из-за оставшейся травяной ветоши покрылись редкой травой, и запасов заготовленного сена не хватило даже до новой травы. Чтобы не потерять поголовье скота жители Бурятии, например, скормили ему даже берёзовые веники. В дальнейшем непродуманные правила не отменили, но подзаконными актами положение с сельхозпалами было исправлено.

Как сделать так, чтобы сельхозпал, этот постоянно действующий природный фактор, повышающий плодородие почв и качество кормовых угодий, не угрожал людям и не наносил ущерба окружающей инфраструктуре?

Прежде всего, невостребованная земля должна получить от властей своего ответственного хозяина, а не быть ничейной. Вместе с тем, необходимо разработать научно-обоснованную систему регулирования использования открытого огня на природных территориях с соблюдением самых строгих мер пожарной безопасности. Система должна опираться на шкалу природной пожарной опасности заброшенных сельхозугодий и степных пастбищ, учитывающей скорость их пожарного «созревания» и интенсивность горения в зависимости от погодных условий. Особое внимание в шкале должно быть уделено скорости распространения огня в зависимости от скорости ветра. Система должна иметь региональный характер, так как календарная дата схода снежного покрова в разных субъектах РФ разная, поэтому дата начала профилактических выжиганий из-за разной географической широты местности субъекта тоже будет разной. Эту дату можно легко установить по границе схода снежного покрова, которая хорошо просматривается на черно-белых космических снимках среднего и крупного масштаба.

При проведении сельхозпалов, особое внимание должно быть уделено характеру погоды и особенно ее прогнозу с акцентом на силу ветра. В безветренную погоду скорость продвижения огня сельхозпала не превышает 3-5 м/мин, при высоте пламени 0,5 – 0,7 м. Такой огонь легко контролировать самыми простейшими способами. При ветреной погоде скорость продвижения и высота пламени резко возрастают, прямо пропорционально скорости ветра. Установлено, что при штормовом ветре огонь может двигаться со скоростью до 100 м/мин, а при сильных порывах эта скорость может быть и выше. Подтверждением этого может служить трагедия, которая случилась 12 апреля прошлого года в Хакасии, когда в степном пожаре при штормовом ветре всего за 20 мин сгорел поселок Шира. По сообщениям местных жителей, пожар такой же силы в посёлке был и прежде, в далеком 1933 году, хотя сельхозпалы подходили к его окраинам ежегодно. Проложенная трактором вокруг поселка широкая минерализованная полоса всегда служила надежной опорной линией при тушении огня, но в данном случае с её прокладкой опоздали и огонь степного пожара ворвался в посёлок, сжигая всё на своём пути. Применение наземных технических средств (автоцистерн, насосных агрегатов, ранцевых огнетушителей, воздуходувок и т.д.), обеспечивает контроль за продвижением огня сельхозпалов только при слабом ветре или в безветренную погоду. При штормовом ветре эффективность применения указанных выше технических средств резко снижается и нужны новые решения остановки огня.

В тушении степных неконтролируемых пожаров, угрожающих населенным пунктам, большую помощь могут оказать самолеты и вертолеты, оборудованные специальными сливными устройствами: Ил-76ТП, Бе-200, Ми-8, Ка-32 с ВСУ и т.д. Сельхозпалы происходят, как правило, на открытых территориях, что позволяет авиации тушить их водой с минимальной высоты. Это обстоятельство существенно снижает ее потери в воздухе из-за дробления, испарения и сноса. Однако, возможность вылета воздушного судна на тушение пожаров ограничена скоростью ветра – не свыше 20 м/с. Кроме того, при тушении пожаров с использованием авиации необходимо учитывать потери времени на дозаправку баков самолёта водой. Так, например, продолжительность цикла: заправка – взлет – подлет – сброс воды – подлет – посадка- заправка водой для самого грузоподъемного самолета МЧС Ил-76ТП (44 тонны воды), занимает не менее 3-х часов. При одноразовом прицельном сливе такой массы воды на скорости 280 км/ч можно потушить кромку пожара длиной 700 м. Однако при интервале между сливами в 3-х часа и более, длина кромки пожара за это время увеличится на большую протяженность, чем потушенная перед этим полоса, и эффект от тушения пропадет. Решение может быть найдено, если в тушении пожара участвует не один, а 2-3 самолета одновременно.

Более эффективным средством тушения с воздуха, чем Ил-76ТП, является самолет-амфибия Бе-200, забирающий в свои баки в процессе глиссирования по поверхности водоема до 12 тонн воды. Он работает с водоемов, зеркало воды которых должно иметь длину около 3 км и даже меньше при условии хороших подходов, а также при отсутствии маломерных судов и других плавающих предметов. Если пожар и водоем находятся сравнительно недалеко друг от друга, то продолжительность цикла: – забор воды – слив – забор, у Бе-200 не превышает нескольких минут. Из-за высокой производительности при тушении природных пожаров, этот самолет-танкер получил название «летающий ковш».

Однако, в степных районах страны крайне мало естественных и искусственных водоемов пригодных для посадки и взлета самолёта-амфибии Бе-200. Исключениями являются Новосибирская и Амурская области. Заправка Ил-76ТП водой также сопряжена с большими трудностями, т.к. возможна только в крупных аэропортах и воду к самолету нужно подвозить автоцистернами от ближайшего водоема (реки или озера) или забирать неприкосновенный запас из пожарного водоема аэропорта. Тот и другой варианты заправки сопряжены с известными трудностями, которые, в конечном счёте, снижают эффективность использования этих судов. Применение вертолетов Ми-8, Ка-32, Ми-6 и др. с водосливными устройствами (ВСУ) на внешней подвеске снимает эти ограничения, т.к. в режиме висения эти летательные аппараты могут забирать воду из искусственных или естественных водоемов любого размера, если их глубина не менее 1,5 м. Кроме того, вертолетом можно доставить десант тушильщиков в любую тактическую часть степного пожара (фронт, фланг, тыл), что часто обеспечивает успех его тушения.

Несмотря на крупные технические достижения в области борьбы с травяными и лесными пожарами непосредственно с воздуха, до окончательного решения проблемы ещё далеко. Особенно тревожная обстановка в стране складывается в период сильных засух, когда величина атмосферного испарения с поверхности земли намного превышает величину атмосферных осадков. По сведениям, приведенным в русских летописях, в XII веке произошли 4 сильные засухи, сопровождаемые неурожаем и мором людей; в XIII – 2 засухи; в XIV – 6; в XV – 3; в XVI – 5; в XVII – 5. За прошедший XX век на территории России произошло 6 сильных засух регионального характера, когда горели леса и степи, были жертвы среди людей. Начало XXI века также ознаменовалось сильной засухой 2010 года в Центральных районах России, когда за 2 летних месяца (июнь, июль) огнем было пройдено свыше 2,0 млн. га лесопокрытой площади.

В последнее время принято считать, что часто повторяющиеся природные аномалии являются результатом парникового эффекта, когда атмосфера, как оболочка Земли, состоящая из газов и паров воды, из-за увеличения в ней доли углекислого газа (СО₂), в том числе от сельхозпалов и лесных пожаров, стала вести себя как синтетическая пленка, покрывающая парник. Если по данным ФАО ООН за годы промышленной революции мы потеряли половину лесов планеты — основного поглотителя углекислоты, то наблюдаемое повышение температуры поверхности Земли, по-видимому, будет происходить и в будущем. Это повышение, при неравномерном прогреве суши и поверхности океанов, уже приводит к нарушениям циркуляции воздушных масс, порождая сильные погодные аномалии в виде засух, штормов и наводнений.

Чтобы защитить территорию нашей страны от воздействия этих негативных аномалий, нам следует подумать о разработке и реализации долгосрочного плана преобразования природы, аналогом которого может служить комплексная программа регулирования природы СССР в 1949-1965 гг. Принятию такой программы предшествовала засуха и голод 1946-1947 годов.

Этот масштабный (сталинский) план преобразования природы предусматривал создание в течение 10 – 15 лет лесополос на всех пахотных степных угодьях. По нему должно было быть посажено 11418 тыс. га защитных лесных насаждений, в том числе 4551 тыс. га лесных полос, и не только в европейской части страны, но и в восточных районах. Степной ландшафт, как таковой, должен исчезнуть и его должен заменить ландшафт окультуренный. План, по своим масштабам, не имел прецедентов в мировом опыте. В соответствии с этим планом предстояло посадить лесные полосы, чтобы преградить дорогу суховеям и изменить климат на площади 120 миллионов га, равной территориям Англии, Франции, Италии, Бельгии и Нидерландов вместе взятых. Проект предусматривал создание 8 крупных лесных государственных полос в степных и лесостепных районах общей протяженностью свыше 5300 километров. Для проработки и реализации плана был создан институт «Агролеспроект» (ныне институт Росгипролес). По его проектам лесами покрылись четыре крупных водораздела бассейнов Днепра, Дона, Волги, Урала и европейского юга России В этих полосах было посажено 2,3 млн га леса.

Одновременно с устройством системы полезащитных лесонасаждений была начата большая программа по созданию оросительных систем. В СССР было создано около 4 тыс. водохранилищ, вмещающих 1200 км³ воды. Они позволили резко улучшить окружающую среду, построить большую систему водных путей, урегулировать сток множества рек.

Осуществлённые мероприятия привели к существенному росту урожайности зерновых, овощей и кормовых трав. Также в результате роста капиталовложений в сельское хозяйство и улучшения технической оснащенности колхозов и совхозов удалось создать прочную кормовую базу для развития животноводства.

Однако после смерти вождя выполнение плана было свёрнуто. Многие лесополосы были вырублены, несколько тысяч прудов и водоёмов для разведения рыбы были заброшены, а созданные в 1949—1955 годах 570 лесозащитных станций были ликвидированы по указанию Хрущёва. Одной из причин свёртывания данного плана и внедрения экстенсивных методов увеличения пашни было то, что в 1962—1963 гг. произошла экологическая катастрофа, связанная с эрозией почв на целине, и в стране разразился продовольственный кризис.

По данным «Росгипролеса» в 1980-е годы в лесополосах ещё проводилась посадка леса в размере 30 тыс. га в год, после 1995 года она колебалась на уровне около 2 тыс. га, а в 2007 году составила всего лишь 0,3 тыс. га. До 2006 года лесополосы входили в структуру Минсельхоза, а затем были статусно ликвидированы. Оказавшись ничьими, они стали интенсивно под различными предлогами вырубаться.

Мы должны тщательно проанализировать ситуацию с лесными пожарами, возникшими от сельскохозяйственных палов и разработать такую комплексную систему действий, которая бы при её осуществлении учитывала как интересы лесного хозяйства, так и интересы сельскохозяйственного производства путём осуществления плановых сельскохозяйственных палов.

Арцыбашев Е.С,
д-р с.-х. наук, профессор,
заслуженный лесовод РФ
главный научный сотрудник
Санкт-Петербургского НИИ лесного хозяйства